Как наш корреспондент пытался увести из столичных дворов чужих детей