20.11Рейд по маршрутным транспортным средствам

Столичная Госавтоинспекция совместно с информационным порталом "Onliner.by" провели рейд по выявлению нарушений Правил дорожного движения со стороны водителей маршрутных транспортных средств: о проведении акции «Автобус» объявили заранее. Но когда инспекторы стали останавливать микроавтобусы, оказалось, что каждый третий водитель нарушает, причем осознанно. В одних автомобилях пассажиры ехали стоя, другие машины были оборудованы «тумбочками» якобы для инструмента. Это не говоря уже про несоблюдение рядности, проезды на красный и поворот не из той полосы… Лет десять назад маршрутки постоянно попадали в ДТП, в них гибли люди, а ситуацию удалось изменить только с помощью регулярного контроля. Корреспонденты Onliner.by посмотрели, как он теперь проводится на линии.

Улица Казинца. Около 07:30 утра. Это бойкое время. Первые пассажиры уже появились и хотят добраться из спальных микрорайонов в центр города как можно быстрее. Трое инспекторов останавливают сразу три маршрутки.

В двух из них пассажиры едут стоя. Например, в Mercedes, двигавшемся по 1076-му маршруту, таковых было сразу шестеро.

— Эти пассажиры находятся в группе риска и могут пострадать даже в случае незначительного ДТП. Например, в результате резкого торможения или остановки стоящие оказываются на полу, задевая поручни и сиденья, — рассказывает инспектор ГАИ Фрунзенского района Игорь Марат. — После аварий автомобили «скорой» их обычно увозят первыми, потому что травмы, как правило, тяжелые. Да, некоторые маршрутки оборудованы для перевозки пассажиров стоя, но это скорее исключение. В данном случае водители были не правы.

Нарушители с этим не спорят. Вопрос, почему везли «лишних», решили проигнорировать. Чтобы не задерживать пассажиров, водителей отпускают, но им придется явиться на разбор в ГАИ. По части 5 статьи 18.14 Кодекса об административных правонарушениях водителям грозит штраф до 4 базовых величин (сейчас — до 520 тыс. руб.).

— В час пик это самое распространенное нарушение, — замечают инспекторы. —Некоторые маршрутчики делают вид, что, мол, не заметили, как взяли больше пассажиров, чем предусмотрено сидений. Был случай, когда водитель артистично сыграл, обернувшись к стоящим в проходе: «Ого! А откуда вы взялись?» А как-то нарушитель, увидев машину ГАИ, попросил пассажиров присесть, чтобы казалось, будто они едут сидя. Только зайдя в салон инспектор обнаружил подвох.

Пока один сотрудник ГАИ проверяет документы, второй обходит машину. Проверяет световые приборы, регистрационные знаки, элементы кузова.

— По внешнему виду транспортного средства тоже можно многое сказать о водителе и перевозчике, — объясняет старший инспектор ГАИ Фрунзенского района Алексей Милевский. — Кстати, сейчас мы находимся на небольшой горке. Пользуясь случаем, просим водителей поставить машину на стояночный тормоз, чтобы проверить, как работает ручник. У некоторых микроавтобусов это болезнь.

Опытным инспекторам достаточно одного взгляда в салон, чтобы заметить изменения.

Так, у одной из машин обнаружились дополнительные сиденья, или, как их еще в шутку называют, «тумбочки».

Многие маршрутки были переделаны из грузовых микроавтобусов в пассажирские. В Беларуси есть несколько компаний, которые имеют лицензию на подобное переоборудование, но они не устанавливают дополнительные места.

— Однажды дело дошло до суда: перевозчик никак не хотел соглашаться с нарушением. Утверждал, что задний ряд был предусмотрен заводом-изготовителем. Дескать, ящики использовались для инструмента, — припомнил Алексей Милевский. — Сделали запрос, суд спорщик проиграл. Во время аварии такие конструкции вырывает с корнем, а пассажиры получают травмы в том числе ударяясь о сиденья.

По словам инспекторов, если состояние маршруток вызывает вопросы, то к состоянию водителей, как правило, претензий нет. Иногда появляются сообщения о пьяном водителе микроавтобуса, но это скорее вопиющий случай, исключение, которому придается должная огласка. Как-то на ул. Есенина в Минске пьяный водитель Ford Transit врезался в троллейбус. Приехавшие сотрудники ГАИ не смогли его разбудить, а медики констатировали сильнейшее алкогольное опьянение (3,7 промилле). Потом выяснилось, что маршрутчик в тот день не работал.

Инспекторы припомнили: однажды остановили водителя маршрутки, который едва держался на ногах, с трудом говорил. Решили, что пьян. Но на медосвидетельствовании оказалось, что трезв как стеклышко. Немного придя в себя, мужчина признался: 18 часов за рулем. Ему бы в постель, отдыхать, а он за руль!

Тем временем замечаем, что поток маршруток резко сократился, а те, что едут, — уже без нарушений. Произошла предсказуемая реакция. Водители успели предупредить коллег, и остальные нарушать не рискуют. Инспекторы принимают решение сменить место дислокации. Но они еще вернутся на прежнее место, чтобы провести дополнительный контроль.

На ул. Кижеватова плотный поток движется в город.

А вот маршрутка из Солигорска. Прячась в трафике, едет по крайнему левому ряду. В 2006 году их, по сути, отправили в крайнюю правую полосу, оговорив исключения (опережение тихоходных транспортных средств, объезд препятствия, поворот налево и т. д.). Нужно признать, в некоторой мере это снизило напряжение от лишних и резких перестроений. Но иногда водители такси все же решаются сделать вылазку в «чужой» ряд.

— Товарищ капитан, поток двигался на МКАД. На том участке две полосы, вот я и стал объезжать его, — эмоционально объясняет водитель. — Вернуться назад не успел, меня не пустили…

— Но впереди ведь не трактор ехал? Не тихоходное транспортное средство? — замечают инспекторы. — Вам придется уплатить штраф в размере от 1 до 5 базовых величин.

Потом они дополнят: речь идет об осознанном нарушении, а водитель, по их мнению, просто лукавил. По крайней правой полосе двигались автомобили, и их скорость составляла не 30 км/ч. Фактически маршрутчик выполнял опережение, но придумал такой аргумент. Психологи объясняют подобное поведение профессиональной деформацией — когда нарушение становится естественным поведением, потому что это удобно. Причем водитель заранее придумал для себя аргументы и свято верит в их истинность. Например, «я ведь управляю общественным транспортом» или «мне можно, я знаю, как тут лучше повернуть».

Следующим нарушителем стал водитель Ford, повернувший на перекрестке улиц Кижеватова и Корженевского из полосы, с которой разрешено только движение прямо. Следом этот маневр повторяют еще несколько его коллег. Подобное нарушение, кроме того что вызывает раздражение у обычных водителей, усугубляет конфликт левого поворота и ограничивает обзорность.

Перемещаемся на ул. Рафиева, где тоже интенсивное движение маршруток. Вообще, они появляются там, где не справляется общественный транспорт. Это своего рода ответ на повышенный спрос и одновременно говорящий симптом: людей не устраивает существующая инфраструктура. Город растет, уплотняется, а средством передвижения остаются неновые троллейбусы и автобусы. Маршрутки можно расценивать как временное и не самое удачное решение. Небольших, но многочисленных участников рынка приходится контролировать с помощью непопулярных мер.

— Все портит большая текучка, — считают в ГАИ. — Только мы поработаем с одними водителями, проведем работу, установится некое взаимопонимание, как приходят новички и опять все начинается заново. Что характерно, претензии возникают в основном к частным перевозчикам. Государственные автопарки хоть и попадаются на нарушениях, но не так часто.